подписаться на новости

По дальнобойщикам ударили тахографом и рублём

06.04.2013 По дальнобойщикам ударили тахографом и рублём

В День смеха Минтранс преподнёс водителям грузовиков и автобусов ужасно смешной подарок: с 1 апреля все они живут по новому приказу ведомства, который обязал к этому дню переоборудовать новыми тахографами почти весь грузовой автопарк страны и почти все междугородные автобусы. Вложения перевозчиков могут дойти до 650 миллиардов рублей. Но пока процедуру нельзя даже начать, потому что описанного в приказе и обязательного для использования оборудования не существует. Его не выпускает ни одна компания в мире. И поэтому 1 апреля особенно праздновали сотрудники ГИБДД: с этого дня они получили возможность штрафовать практически любого водителя грузовика. На тысячу рублей или на три.

Тахограф – «прибор в составе транспортного средства, предназначенный для контроля и регистрации таких параметров, как скорость движения, пробег автомобиля, периоды труда и отдыха экипажа». Это из Википедии. Всем автомобилям и автобусам, выполняющим международные перевозки, предписано иметь на борту этот прибор ещё с 1998 года, такие требования на Западе существуют давно. Водитель обязан делать 40-минутную передышку после каждых 4 часов пути, у него должны быть выходные дни и отпуск. В именной электронной карточке водителя, которая вставляется в тахограф, всё это фиксируется. Дорожная полиция может в любой момент проверить «периоды труда и отдыха экипажа». И оштрафовать за нарушение.

«Цель оборудования тахографом – фиксация времени работы водителя на линии, – объясняет председатель ассоциации «Объединение самосвальных грузоперевозчиков Владимир Матягин. – Цель правильная, мы её поддерживаем. Но средства!..»

«Средствами» перевозчики сегодня называют пресловутый приказ Министерства транспорта РФ за номером 36, вступивший в силу с 1 апреля.

Лицензия от ФСБ

До сих пор разные машины в России были оборудованы тахографами по-разному: на иномарках производители сами давно ставят штатные устройства, фиксирующие информацию на электронной карте, на некоторых российских грузовиках водители монтируют так называемые «шайбы» – аналоговые приборы, которые рисуют график времени и скорости на бумажном диске. На многих машинах тахографов просто нет. А теперь водитель Volvo с «родным» тахографом и шоферюга на стареньком «зилке» - одинаково вне закона. Они в равной степени не соответствуют приказу №36.

Приказ этот, как следует из приложений к нему, нацелен на унификацию требований к бортовым тахографам. Прибор описан очень подробно, с конкретными деталями. В частности, он обязательно должен быть снабжен системой криптографической защиты информации (СКЗИ). Лицензию на эту криптозащиту, добавим, выдаёт ФСБ.

Блок СКЗИ и стал камнем преткновения для грузоперевозчиков: сегодня нигде, ни в России, ни в мире, не существует тахографов, оснащённых именно этой нашей «чекистской» защитой. Кстати, Приказ требует и еще одну «несущественную мелочь»: чтобы .устройство в обязательном порядке содержало модуль ГЛОНАСС.

«До сих пор приборов с такой защитой никто не выпускал, – подтверждает эксперт Некоммерческой ассоциации в сфере развития тахографического контроля в России Геннадий Мирошин. – Она появилась только в этом приказе. Европейцы по-другому обеспечивают защиту информации, и считается, что их приборы невозможно «взломать», чтобы внести изменения».

По словам эксперта, сегодня только один европейский производитель - немецкая компания «Континенталь» - готов оборудовать приборы блоком СКЗИ и запустить производство в сентябре.

«У российских производителей есть опытные образцы, – уточняет он. – Возможно, их выпустят раньше».

Но наш Минтранс отвёл на это 2 недели.

«Приказ №36 был опубликован 13 марта, только тогда стали известны конкретные требования к тахографам, – продолжает Геннадий Мирошин. – До этого никто не знал точно, какими они будут. Две недели на переоборудование – это нереальный срок. Это невозможно сделать физически. Ни мастерские по установке, ни производители тахографов на такой бум просто не рассчитывали. Есть 4 российских и 4 европейских производителя таких приборов, но никто из них не был готов выпустить такое количество за 2 недели».

Меняем Volvo на «КАМАЗ» за 600 миллиардов

«Такое количество» – это порядка 6 миллионов грузовиков и 950 тысяч автобусов. Устанавливать прибор или менять его на новый, соответствующий приказу, придётся на 99% грузовиков и автобусов. Потому что эта «операция «Тахограф» у нас уже вторая.

«В 2010 году, – напоминает эксперт, – в России вступил в силу техрегламент безопасности колёсных транспортных средств, а в 2011-м в нём впервые появились тахографы как обязательное оборудование. Этими документами были предусмотрены определённые типы приборов. Водители и компании-перевозчики начали оснащать свои машины. Успели вложить в это серьёзные деньги. И вот теперь 36-й приказ признал те устройства фактически вне закона. То есть теперь нужно снимать их и устанавливать совершенно другие. А этих новых устройств нет нигде».

«Вне закона» оказались не только машины со свежеустановленным оборудованием, но и «породистые» грузовые иномарки вроде Volvo или Man, на которых стоят штатные тахографы, соответствующие европейским требованиям, но не подходящие, как мы теперь знаем, для России.

«Импортные большегрузы, как Man или Volvo, давно оснащены тахографами, – рассказывает глава ассоциации перевозчиков Владимир Матягин. – Теперь нам говорят: выкидывайте штатные тахографы ставьте отечественные. То есть мы вынуждены будем ставить оборудование, которое не будет соответствовать параметрам автомобиля! Потому что на импортных машинах тахографы завязаны на тормозную систему, на систему безопасности и прочее. И потом ещё нужно будет отправлять эти наши новые тахографы на ту же Volvo, чтобы там проверили на соответствие параметрам. Вы представляете, какие колоссальные деньги придётся выкинуть предпринимателям?!»

По оценкам экспертов, которых «Водителю Петербурга» процитировал глава компании «ТранКо» Евгений Газиев, на переоборудование 6 миллионов грузовиков и 950 тысяч автобусов требуется от 400 до 600 миллиардов рублей. На каждую машину придётся потратить от 70 до 100 тысяч.

«Скажем, для того чтобы установить тахограф на «КАМАЗ», нужно ещё заменить в машине спидометр и внести конструктивные изменения в коробку передач», – приводит пример Евгений Газиев.

Но дело, продолжает он, не в одних деньгах. Сегодня в России существует 180 сервисных центров, которые сертифицированы для установки тахографов. То есть каждому предстоит обслужить по 35 тысяч машин. «С учётом конструктивных различий между моделями грузовых машин, потребуется приблизительно 40 лет на то, чтобы на все установить тахографы», – подсчитал Евгений Газиев.

День ГАИ

Процедурой замены приборов проблема не ограничилась: в середине марта водители узнали, что с 1 апреля они должны иметь индивидуальные электронные карты исключительно российского образца.

«Оформление такой карты – это очередь на несколько месяцев вперёд, потому что занимается этим только одна организация в стране, – рассказывает глава ассоциации перевозчиков Владимир Матягин. – До 1 апреля были записаны более 10 тысяч предприятий».

Его коллега-грузоперевозчик Евгений Газиев подсчитал: монополисту придётся выдавать по 20 тысяч карт в день во всех регионах страны, чтобы за год снабдить ими все 6 миллионов профессиональных шоферов.

Пока же, то есть с 1 апреля, водители грузовиков и междугородных автобусов практически поголовно стали нарушителями. О том, что это с ними случится, стало известно, напомним, за 2 недели – 13 марта, в день опубликования приказа. Поэтому 1 апреля сотрудники ГИБДД дружно вышли на работу, как на праздник.

«Меня остановили гаишники на въезде в Белоостров, сказали – для проверки документов, – рассказывает водитель фуры Владимир Буров. – Зачитали приказ, который у них вышел по тахографам. Проверили – карты нет. А откуда ей взяться? Я им объяснил, что карта делается, как приказ вышел – подали заявку. Но кого это волнует? Составили протокол, 9 апреля иду на разбор».

Что примечательно – так это то, что тахографы, считает Володя, не решат проблемы труда и отдыха. Если в Европе на всех трассах обязательно есть «карманы» с площадками для стоянки и отдыха, то у нас на многих шоссе и обочины-то нет, чтобы остановиться для 40-минутной передышки.

«Не говоря уже об освещении, – усмехается он. – То есть я должен 4 часа проехать и встать на дороге в темноте на 40 минут! Ну да, когда устаём, то и сейчас останавливаемся на свой страх и риск… Есть какие-то стоянки, зоны отдыха, но часто они платные. Придорожные гостиницы какие-то. Но сколько у такой гостиницы фур поместится на стоянке? А сколько, представьте, едет?..»

Карточные игры

Геннадий Мирошин добавляет к мнению водителя ещё один занятный момент: даже если все водители разом, по 20 тысяч человек в день, оформят карты, это всё равно не поможет контролировать их труд и отдых. Есть трюк, который с момента появления тахографов и карт в Европе и в России используют наши перевозчики, чтобы, как говорит эксперт, «загрузить водителя по полной».

«Ещё до появления 36-го приказа у нас действовали 2 вида карточек водителя: европейские и российские, – рассказывает он. – Первая существовала давно, водители оформляли европейские карты для международных перевозок. Российская система развивалась сама по себе, под неё были придуманы российские карты. Водитель имел обе. Поэтому он мог поехать в один рейс на машине с импортным тахографом и с европейской картой, вернувшись, пересесть на машину с российским тахографом и вместо отдыха отправиться во второй рейс. Информация в двух системах не пересекается, и контролировать общую картину невозможно».

Два вида карт, продолжает эксперт, будут действовать по-прежнему, потому что для международных перевозок придётся сохранить европейские. И ничто не помешает шофёру после рейса за границу сразу сесть за баранку внутри страны.

Все эти проблемы, подытоживает Геннадий Мирошин, можно было решить очень легко, без предстоящих затрат и нервотрёпки. Унифицировать ситуацию с тахографами, признаёт он, необходимо.

«Но сделать это нужно было по опыту Европы, просто привязать наши стандарты к международным, – считает он. – Там социальным законодательством определено, что у водителя должна быть только одна карточка. И никаких других типов быть не может. Все страны работают в единой системе, куда бы водитель ни ехал, на его карте всегда одни и те же данные».

При этом не пришлось бы ни выдирать штатные приборы из иномарок, ни выдумывать собственные «велосипеды». Вместо этого просто наладить в России производство тахографов по международному образцу.

«Это открытый стандарт, единый для всей Европы, любой производитель может к нему присоединиться, – объясняет Геннадий Мирошин. – И Россия могла бы выпускать такие же тахографы».

Но мы пошли другим путём.

Ирина Тумакова

Источник: "Водитель Петербурга"


НАЗАД